ТОП-10 книг русских авторов, популярных за рубежом

русские книги популярные за рубежом

Россия известна не только водкой, балалайками, матрешками, космонавтами, но и великими писателями, о которых знает весь мир. Некоторые книги по праву считаются самыми лучшими в мире. Переиздавать их перестанут не раньше, чем сломается последний на земле печатный станок, ведь это настоящая классика, знать которую обязан каждый, кто считает себя русским или любит русскую культуру. Возможно, вас заинтересует статья 10 книг с самыми запутанными историями любви.

1. Анна Каренина, Лев Толстой (1877)


Роман о разрушительной любовной связи Анны с графом Вронским, которая неизбежно ведет их от первой головокружительной встречи на балу до изгнания Анны из общества и ужасного конца. Роман — шедевр трагической любви, относится к величайшим любовным романам всех времен.

В то же время Толстой уравновешивает историю страсти второй наполовину автобиографичной историей духовности Левина, что делает книгу еще более глубокой. Толстой очаровывает грехом Анны, затем воспитывает добродетелью Левина, который живет простыми человеческими ценностями (его брак с Кити, вера в Бога и хозяйство).

2. Война и мир, Лев Толстой (1869)


В этом эпическом романе, который вращается вокруг вторжения Наполеона в Россию в 1812, есть все. Толстой как эксперт описывает панорамные батальные сцены, находит описания каждому отдельному чувству, ощущению сотни персонажей из всех слоев общества, а изображение князя Андрея, Наташи и Пьера, который борется с любовью и ищет правильный путь в жизни — все это делает эту книгу любимой.

3. Лолита, Владимир Набоков (1955)


«Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел. Мой грех, моя душа». Так, начинает автор постыдный роман о Гумберте, человеке среднего возраста, который одержимо влюблен в двенадцатилетнюю «нимфетку», Долорес Гейз. Он женится на матери девушки и когда та умирает, он становится отцом Лолиты. Набоков изображает любовь, власть и одержимость дерзким, шокирующим и одновременно забавным стилем.

4. Рассказы Антона Чехова (1860–1904)


Сын освобожденного русского крепостного, Антон Павлович Чехов стал врачом и между пациентами, которых он часто лечил бесплатно, писал современные короткие рассказы. Чехов в своих рассказах размышлял о важности обыкновенных жизненных проблем, смешивая глубокое сострадание с творческой фантазией. «Он по-прежнему великий учитель-целитель-мудрец», сказал Аллан Гурганус, изучая рассказы Чехова, которые «продолжают преследовать, вдохновлять и сбивать с толку».

5. Преступление и наказание, Федор Достоевский (1866)


В пик жары, летом в Санкт-Петербурге, бывший студент Раскольников совершает самое известное преступление литературы, убивает топором старуху процентщицу и ее сестру Лизавету. Далее, следует психологический «шахматный матч» между Раскольниковым и хитрым детективом, который толкает антигероя к искуплению грехов и признанию в содеянном.

Роман «Преступление и наказание» философский и психологический одновременно, здесь показывается свобода и сила, страдания и безумие, болезнь и судьба, а также давление современного урбанизированного мира на человеческую душу.

6. Братья Карамазовы, Федор Достоевский (1880)


В своем непревзойденном романе Достоевский описывает сложные духовные проблемы девятнадцатого века, через историю трех братьев и убийство их отца. Гедонист Дмитрий, пытливый интеллектуал Иван и праведный Алеша воплотили различные философские позиции среди всего человечества. Такие вопросы, как свобода воли, секуляризм, и уникальность судьбы России будут утверждать не через авторские полемики, а через исповедь, обличения, и кошмары самих персонажей.

Беспощадное изображение человеческого порока и слабости в конечном счете придает роману вид искупления. Страсть Достоевского, сомнение и образная власть, заставляют даже светский Запад его презирать.

7. Бледное пламя, Владимир Набоков (1962)


Текст книги включает в себя 999-строчную поэму убитого американского поэта Джона Шейда и комментарии Кинбота, ученого из страны Зембле. Набоков даже предоставляет оценку для этой игривой, провокационной поэтической истории, идентичности и безумия, которая полна до отказа намеками, трюками, и неподражаемой игрой слов автора.

8. Истории Исаака Бабеля (1894–1940)


«Позвольте мне закончить свою работу» - последние слова Бабеля перед казнью за измену по приказу Иосифа Сталина. Его работа хоть и была неполной, но основательной. В дополнение к спектаклям и киносценариям, некоторые были произведены в сотрудничестве с Сергеем Эйзенштейном, Бабель сделал своим отличительным знаком «Одесские рассказы», которые фокусировались на бандитах из родного города, и еще более важным сочинением, «КонармиЯ».

Хаос, кровопролитие, и острый фатализм, доминирующий над взаимосвязанными историями, показанными на фоне польской кампании Красной армии во время Гражданской войны в России. Бабель - сам боевой ветеран. Он показывает крайности войны на (частично на автобиографической основе) примере военного корреспондента-пропагандиста Кирила Лютова и жестоких неистовых казачьих солдат, которыми тот восхищается и одновременно боится.

Несколько рассказов в этом сборнике (в том числе «Письмо», «Мой первый гусь» и «Берестечко») предвидят более поздние достижения Хемингуэя, и подтверждают место Бабеля среди великих писателей-модернистов.

9. Мертвые души, Николай Гоголь (1842)


Это произведение, обозначенное Гоголем как «поэма», высмеивает амбиции Чичикова, который путешествует по стране, покупая «мертвые души» крепостных, числящихся по документам как живые. В поэме высмеивается российская бюрократия, социальные ранги и крепостное право. Мертвые Души также взлетают как портрет Гоголя «всей России», «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несешься?», перед которой другие страны «косясь, сторонятся и дают ей дорогу».

10. «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова (1966)


Булгаков выразил весь свой опыт сталинской цензуры в сюрреалистической басне с участием трех персонажей:

  • безымянный автор Мастер, произведение которого отказываются публиковать,
  • его самоотверженная замужняя любовница Маргарита,
  • воплощение сатаны Воланд, одновременно организующий и интерпретирующий их судьбы.

Двусмысленность добра и зла горячо обсуждается в сложном сатирическом романе об угрозах искусству во враждебном материальном мире и его парадоксальном выживании (символизирует кульминационным утверждением, что «рукописи не горят»).

МЫ БУДЕМ РАДЫ, ЕСЛИ ВЫ ВОСПОЛЬЗУЕТЕСЬ КНОПОЧКАМИ!

Рекомендуем почитать:

  •  
  • 1 / 10
  • >